Сегодня: 19.08.2017

Версия для слабовидяших
(812) 329-31-86 (812) 321-95-67

Педагогика Шацкого

Моё знакомство с педагогикой Станислава Теофиловича Шацкого (1878-1934) произошло совершенно случайно. Стыдно сказать, что, имея педагогическое образование и приличный педагогический стаж, я ничего не слышала об этом педагоге. О Макаренко знала, о Сухомлинском, о Корчаке, о Песталоцци, да ещё о многих других великих классиках не только нашей, но и зарубежной педагогики знала. А вот о Шацком ничего. Да и откуда?!

В 1905 году он издал около 80 своих педагогических трудов. Затем только в 1958 году, тиражом всего 5000 экземпляров была издана книга «С.Т. Шацкий. Избранные педагогические сочинения», именно эта книга случайно попала мне в руки. Я стала спрашивать у всех своих знакомых педагогов, хотела как можно больше разузнать о Шацком, однако, это оказалось делом очень непростым. Знакомые учителя, директора школ о нём ничего не слышали.

В учебниках педагогики тех лет имя его не упоминалось. В изданном в 1974 году учебнике для педвузов «История педагогики» Шацкому посвящено всего 7 строчек. В Советской энциклопедии издания 1982 года на одну строчку больше. Ну, а уж в современных изданиях и вообще ничего нет.

Но вот уже 12лет Шацкий остаётся моим самым любимым, талантливым, мудрым педагогом. Я прочла всё, что можно было найти о Шацком и его деятельности. Я нашла у Шацкого ответы на многие педагогические вопросы, которые многие годы мучили и мешали работать. Я создала школу, которая очень похожа на ту, что была создана 105 лет назад Станиславом Теофиловичем Шацким.

С.Т. Шацкий и его коллеги педагоги начали свой социально-педагогический эксперимент 1905 году. Идя от ребёнка, его интересов, потребностей и возможностей был создан «Сетлемент» (культурное поселение), который объединил детский сад, начальную школу, мастерские и студии, педагогический кружок. Таким образом осуществилась идея непрерывного образовательно–воспитательного процесса.

В 1911 году С.Т. Шацкий открыл колонию «Бодрая жизнь». В 1919 году была создана Первая Опытная Станция (ПОС), которая представляла из себя комплекс, уникальный по замыслу и масштабу. Он включал в себя: детские ясли, детские сады, площадки, систему школ 1 и 2 ступени, внешкольные учреждения (клубы, избы-читальни, студии), систему подготовки и переподготовки учителей (курсы, педагогический техникум), научно-исследовательский центр).

Достижения Первой Опытной Станции в 30-е годы широко были известны и в стране и за рубежом. Знаменитый американский педагог и социолог Д. Дьюи, приехав на Станцию, не поверил своим глазам. Заподозрив показуху, обман, он вставал раньше всех и тайком наблюдал жизнь детей и педагогов. Покидая Станцию, он, растроганный, убеждённый противник советской власти, подарил Шацкому свою фотографию с надписью: «Я уезжаю от Вас с чувством большого уважения к той стране, в которой возможны такие замечательные педагогические дела».

По образу Первой Опытной Станции Наркомпрос создал ещё 10 опытных станций в различных регионах России. Однако в 30-е годы и Первая, и остальные Опытные Станции были ликвидированы. Произведения С.Т. Шацкого не издавались много лет, и, как и имя его, совершенно неизвестны учителям и широкому кругу работников образования, как раньше, так впрочем, и теперь.

Тем самым отечественное образование было лишено прекрасного опыта, так ему необходимого.
Всё, что у Шацкого входило в единое педагогическое пространство, было разделено чёткими границами на множество самостоятельных, независимых друг от друга ведомств, которые тщательно оберегают от какого – либо вмешательства своих родственных по духу и содержанию соседей.Детские сады и школы – от внешкольных учреждений. И те и другие, и третьи – от среднеспециальных и высших педагогических учреждений.

Психолого-педагогические учреждения не несут ответственности за состояние образования и воспитания детей и молодёжи. И все вместе тщательно отгородились, от семьи и ребёнка, оставив их наедине с их воспитательными проблемами и бедами.

Школа у Шацкого выступала центром воспитания детей в окружающей среде, она регулировала и координировала воспитательные воздействия семьи и детского «сообщества». Не в подготовке детей к будущей жизни, а в создании условий, способствующих развитию всех сил детского организма, видел С.Т. Шацкий задачу педагога, которая являлась центральной для педагогического коллектива.

Глубокой любовью к ребёнку и знанием детской жизни пронизаны все выступления Станислава Теофиловича. Он справедливо утверждает, что «школа отстала, она не соответствует запросам, присущим детскому возрасту, она вредна детям, поскольку в результате школьных занятий происходит ослабление памяти, зрения, слуха, возникло новое явление – «школьные болезни». Разве не об этом мы говорим сегодня?

1920 год, в стране разруха и гражданская война, а Шацкий бесконечно говорит о новой школе, о необходимости работать с детьми по-другому, о необходимости беречь их здоровье. Вот ещё когда появился термин «школьные болезни»! А мы сейчас пытаемся говорить о здоровьесберегающих технологиях, полагая, что именно мы придумали это, часто спорим, какая дефиниция важнее: «здоровьесбережение», «здоровьесохранение», «здоровьесозидание». Много лет спорим, а здоровых детей за время обучения в школе становится всё меньше.

В этот период талантливый педагогический коллектив станции создаёт интересные образцы работы в области содержания и методики обучения трудового, эстетического и физического воспитания. Так, на основе практической работы школы и накопленного сотрудниками станции опыта были составлены первые школьные программы. Основное содержание этих программ вошло составной частью в программы Государственного Учёного Совета 1923 -1925 годов, а затем в 1924 году и в программы ГУСа на основе комплексной системы.

В течение всей своей деятельности С.Т. Шацкий занимался подготовкой и переподготовкой кадров, особо подчёркивая формирование исследовательских способностей учителя. Модель педагога, разрабатываемая С.Т. Шацким, носила в себе обобщенные требования к его личности и профессиональной компетентности как субъекта социально-педагогической деятельности.

Поскольку важным звеном гуманистической концепции С.Т. Шацкого было принятие ребенка и его мира «таким как есть», исходя из самоценности детства, необходимо было, для обеспечения этой позиции в воспитании обязательно изучать детей, их возрастные особенности и адекватные им виды деятельности. Рассуждая о возрастной периодизации, он говорил: «Ребенок проходит через существенно необходимые метаморфозы. И огромная задача разумного государства состоит не в том, чтобы отливать в готовые формы нужных ему людей для соответствующих функций, а в том, чтобы создать условия для организации детской жизни в каждый данный момент».

Сегодняшний динамичный, сложный, бурно меняющийся мир предъявляет к выпускнику школы другие требования, чем минувший век. Не сумма полученных утилитарных прагматических знаний определяет успешность человека в обществе, а владение тем инструментом, с помощью которого он может формировать активную жизненную профессиональную позицию.

Стране нужны ценностно-ориентированные, конкурентоспособные специалисты. Именно поэтому в педагогической науке и практике всё большее подтверждение получает мысль о том, что преодолеть сегодня отчуждение ученика и учителя можно лишь на пути гуманизации самой школы.

Гуманизация – это поворот школы к ребёнку, уважение его личности, достоинства, доверие к нему, принятие его личностных целей запросов и интересов.

Проблему «учитель – ученик» Шацкий рассматривал в неразрывной связи с общим социальным фоном его деятельности – коллективными отношениями.

Выделенные составляющие системы обучения Шацкого выстраиваются в вертикаль подготовки детей от детского сада и школы до подготовки учителей на основе единого подхода, называемого личностно-деятельностным. Менялось направление курсов (дошкольные, внешкольные, школьные), но ведущие принципы и установки были неизменны. «Без учителя умеющего творить и понимать творимое, реформы школы быть не может». Он настаивает на непрерывном совершенствовании профессионализма учителя (причём, большей частью, самосовершенствовании), которое должно осуществляться через постоянно действующие курсы, семинары, методические выставки. Отнюдь, не идеализируя образовательные институты, он полагает, что «истинная педагогика, да и всякое свежее дело, живы лишь свободными усилиями и мыслями людей…, а правильно организованная школа всегда должна идти впереди общества как наиболее благоприятная часть его жизни».

«Школа постоянно и надолго собирает детей вместе. Среда, в которой действует школа – «широкая детская жизнь». В ней выделяется особая часть всего ценного – школа, которая при правильной организации должна выполнить свою главную роль – советчика, организатора, инструктора и контролера».

В статье «Живая работа» Шацкий убедительно показывает, что «серость жизни для подростка и юноши является настоящим ядом, вызывающим острую жажду ярких, острых переживаний, в конечном счёте, безразлично, в чём бы они не выражались». В этой же статье он вскрывает четыре момента, определяющие асоциальное поведение молодых людей: «бурное время, огромная занятость взрослых, детская безработица (незанятость полезным делом), скука». Разве это не про нашу жизнь, сегодняшнюю?! Как же это всё мешает ребёнку не только в его учебной жизни, но и в том, чем он занят после школы.

Школа, тесно связанная с окружающей жизнью, должна была «педагогизировать свое окружение», т.е. изменять его духовно, эстетически таким образом, чтобы все благотворно влияло на детей и взрослых.
Сегодня мы также бьёмся над тем, чтобы не пустить ребёнка на улицу, удерживая его подальше от соблазнов. Но может быть лозунг, провозглашённый Шацким «Школа должна быть воспитательным центром в районе своей деятельности», который сегодня звучит как «Школа – центр социума», когда-нибудь перестанет быть лозунгом и школа станет таковой на самом деле.

Когда я читала педагогические сочинения С.Т.Шацкого, у меня было ощущение, что написаны они не в 1918, а в 2016 году. Проблемы, над которыми работал Станислав Теофилович 100 лет тому назад, необыкновенно актуальны сегодня. Они мне близки и понятны. Я разделяю их и меня тревожит, что те педагогические принципы, которые провозгласил Станислав Теофилович Шацкий: «Вернуть детям детство» и «Школа для ребёнка, а не ребёнок для школы» сегодня, к сожалению, часто звучат просто как громкие слова.

Как только рождается ребёнок, многих родителей начинает мучить вопрос, как лучше подготовить ребёнка к школе. Дошкольный период жизни ребёнка вообще воспринимается несерьёзно. «Вот когда ты будешь большой…» – говорят малышу, а замечательный сенситивный (чувственный) период детства, во время которого так просто воспитывать у детей любовь к близким, сострадание, чувство ответственности, сердечность, волевые качества, – этот период проходит невостребованным, потому что с раннего возраста – английский, немецкий, музыка, компьютер и т.д. и т. п.

Поверьте, я сама за всестороннее развитие ребёнка. Только не вопреки здоровью, не вопреки самому ребёнку. Как часто мы видим, что родители «рвутся» в престижную школу, безмерно нагружая ребёнка учебными предметами, подрывая здоровье ребёнка знаниями, которые могут ему никогда не пригодиться в жизни. А сколько различных экзаменов приходится сдавать в школьные годы. Сколько потрачено ребячьих нервов, пролито слёз. Иглавное –увидели ли за этими экзаменами личность ребёнка или только те знания, которые он сумел показать. Мы много спорим сегодня: сколько лет должна учить школа, нужен ли тот Единый экзамен, на который все возлагают большие надежды. Вот только за всеми проблемами не забыть бы о самом главном, ради кого всё это и делается – не забыть о ребёнке, которого по-прежнему, как и много лет назад, мы всё только готовим к жизни, забывая о том, что он давно уже живёт.

Бесспорно, Шацкий опередил своё время. Прошло 105 лет, но также очевиден сформулированный Станиславом Теофиловичем Шацким просто и точно «ключ» к пониманию успеха: «Педагогических чудес, как чудес вообще, не бывает, а есть серьёзный, подчас очень тяжёлый педагогический труд».

Станислав Шацкий и Антон Макаренко

Теория и практика Станислава Теофиловича Шацкого привлекают внимание учителей ярким и своеобразным решением таких фундаментальных педагогических проблем, как социализация личности, методы педагогического исследования среды и ребенка, функционирование школы как комплекса учреждений, реализующих преемственность и целостность в воспитании.

А мне хочется, чтобы и родители, которые не знают об этом великом педагоге прошлого, узнали о нём. Будет правильно провести параллель между Станиславом Теофиловичем Шацким и Антоном Семёновичем Макаренко. Макаренко знают все.

Я познакомилась с замечательным человеком — Соколовым Ричардом Валентиновичем. Именно его исследование и помогло собрать и обобщить краткие факты деятельности двух таких разных, но в тоже время одинаково понимающих и чувствующих педагогов прошлого. В их педагогическом опыте можно найти ответы или подтверждение правильности решения некоторых педагогических проблем, актуальных для нашего времени.

Итак, два корифея отечественной педагогики первой половины XX века Станислав Теофилович Шацкий (1878-1934) и Антон Семёнович Макаренко (1888-1939).

Сегодня ни в одном источнике, не написано знали ли они друг о друге.

Оба хотели посвятить себя не педагогике, а искусству. С.Т.Шацкий был певцом, А.С.Макаренко – играл на скрипке.

Своих детей никогда не имели, но всю свою сознательную жизнь отдали чужим детям.

Педагогика в их понимании не столько воспитание школьников, сколько «работника будущего» по Шацкому и «нового человека» по Макаренко.

Они оба не считали воспитание главным. Им казалось, что общество может быть устроено разумнее, а жизнь людей счастливее, а вот путь к такой жизни может быть устроен через создание разумно организованных и счастливых детских сообществ.

И С.Т.Шацкий и А.С. Макаренко были экспериментаторами. То, чем они занимались, сегодня называется социальным проектированием.

Оба были сподвижники «соцвоса» (термин А.С.Макаренко). Их опыт изумлял не только коллег соотечественников, но и таких мыслителей как Джон Дьюи и Рабиндранат Тагор.

Оба успели опубликовать не очень много работ.

Оба всю жизнь натыкались на сопротивление разного рода бюрократов и вынуждены были защищать свои взгляды и своё дело.

Оба были на грани крушения и оба начинали всё сначала.

Клуб Шацкого закрыли в 1908 году, Макаренко «ушли» в 1927 году, назвав его систему «несоветской», так он оказался в коммуне им. Дзержинского.

Их жёны взяли на себя пропаганду наследия и несли её долгие годы. Валентина Николаевна Шацкая даже была награждена медалью А.С. Макаренко.

Г.С. Макаренко руководила лабораторией по изучению и пропаганде наследия Антона Семёновича.

Одним из лозунгов их педагогики было «Воспитатели — товарищи детей, а не их начальники» (С.Т.Шацкий).

«Перед коллективом воспитанников воспитатель должен выступать как боевой товарищ, борющийся вместе с ними и впереди них». (А.С.Макаренко)

С.Т. Шацкий через 14 лет пришёл к идее «закрытого учреждения». Макаренко 15 лет отрабатывал идею более интенсивного воспитания детей (колония им. Горького).

Они считали, что труд вносил смысл и порядок в детскую жизнь, труд должен быть не только самообслуживающим, но и производительным.

В работе с детьми Шацкий предлагал идти от того, что рядом с ними: от семьи, дома, школы («Надо идти от кухни, а не от Канта» — С.Т.Шацкий) к более широким и дальним перспективам, к обществу, в конечном счете, участвуя в его преобразовании.

Важным элементом макаренковской воспитательной технологии была система перспективных линий. Педагог считал, что «человек не может жить в мире, если у него нет впереди ничего радостного. Настоящим стимулом человеческой жизни есть завтрашняя радость. В педагогической технике эта завтрашняя радость является одной из важнейших объектов работы».

Все знают книгу А.С.Макаренко «Педагогическая поэма». Трудно сказать, кому пришло в голову первому назвать книгу о жизни в детской колонии «педагогической поэмой». Однако, существует предисловие С.Т. Шацкого к книге Л. Сосниной «История одной школьной общины» (Кооперативное издательство «Посредник» М, 1927 год). В книге описывается жизнь Пушкинской детской колонии с «сельскохозяйственным уклоном». Оценивая книгу С.Т.Шацкий писал: «Скорее это поэтическое произведение — своего рода педагогическая поэма». Шацкий отмечает «искренний интерес к детям, любовь к ним, которыми сквозит каждая строка педагогической поэмы». «Можно лишь бояться, что за поэтической формой читатель пройдёт мимо того ценного, что имеется в этой незаурядной работе».

Пушкинскую колонию «преобразовали» в 1924 году, а автор книги была репрессирована. Колонию им. Горького «преобразовали» четыре года спустя, а «педагогическую систему и её автора признали «несоветской». Понятно, что Антон Семёнович Макаренко ничего не знал о предисловии Шацкого к книге о Пушкинской колонии. Видимо, педагогическая поэма не такое уж уникальное для того времени состояние души людей занимавшихся работой с детьми.

Соколов, Ричард Валентинович — видный деятель, исследователь и пропагандист школьного и внешкольного воспитания и обучения в свете идей С.Т. Шацкого и А.С. Макаренко. Основатель форпоста освоения культуры им. С. Т. Шацкого в Москве, Московского педагогического музея А.С. Макаренко, православного педагогического музея А.С. Макаренко в Ярославской обл. Член Правления Российской макаренковской ассоциации, член Ассоциации исследователей детского движения и Совета по празднично-игровой культуре. Кандидат социологических наук (1995).